Зорге

Вся лирика,



скажем,
Евгения Евтушенко
не стоят этих строк
Иннокентия Анненкова... .

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.
И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной ищу ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света.
Зорге

-Что на завтрак, Слава? - спросил Хозяин.



"Вячеслав" ему точно не по зубам.
В Шотландии завтрак плотный: сало (оно же бэкон), сыр, колбаса, глазунья.
Я в ответ: "Слушай, Дуглас. Сделай-ка яичницу из белков.
С шампиньонами (другие грибы им неведомы), луком и помидорами".
Чем несколько удивил Хозяина.
Но получилось на славу.
-Delicious, Duglas!
Похоже, он мне не сразу поверил.
Соседка по столу, симпатичная черноволосая женщина в сари,
глядя на меня, тоже заказала "вегетарианскую" яичницу.
И ей понравилось.
А дома яичница получается ещё вкуснее.
Потому что белки я взбиваю. Миксером. И добавляю маленький солёный груздочек.
Зорге

В соборе играл орган, пел хор.



Священник, рядом с которым стояло несколько прихожан в рясах, рассказывал о тайной вечере,
о том как Господь разламывал хлеб, как пускал по кругу среди учеников своих чашу с красным вином.
Прихожан было немного. Может быть, пятая часть кресел была заполнена.
Ко мне подошла старушка, протянула развёрнутую книгу с гимнами Господу, указала перстом: "Сейчас мы этот петь будем".
Вновь, торжествуя, заиграл орган.
Прихожане встали, вторя хору запели.
Помощники священника пошли по рядам с подносами с ломтиками хлеба и кубками церковного вина; прихожане прикладывались к кубку, жевали хлеб.
Служка обтирал края кубка салфеткой.
В конце службы священник, сухощавый красивый старик, прошёл к дверям храма; перед ним несли Библию.
На выходе из храма священник, глядя ясными, добрыми глазами, крепко жал руку каждому прихожанину. О чём-то беседовал с оставшимися.
Большинство прихожан, процентов восемьдесят, были убелены сединами. Среди молодых - одна семейная пара с малышом в коляске.
Совсем не так, как во времена основания собора (XII век, да и не как в XIX-ом).
Когда на церковный звон спешили со всей округи.
Когда грех называли грехом, Содом - содомом.
И когда детей у шотландцев было столько, сколько сейчас, скажем, у сирийцев.
Сколько Господь пошлёт.